Сообщение

Виктор Давыдов

Давыдов Виктор Александрович
Давыдов Виктор Александрович

 

Виктор Давыдов: “Умираю за то, чтобы жить на устах моего поколенья”
Родился Виктор 24 января 1922г. в Каргополе, в семье служащего. В 1929 году поступил в Каргопольскую начальную школу. В 1933 году перешел в неполную среднюю школу. 1 февраля 1936 года переехал в Архангельск, где продолжил обучение. Затем поступил в Электротехникум связи. ( Очень интересным показался тот факт, что при поступлении Виктор пишет расписку следующего содержания “обязуюсь не получать замечаний по дисциплине во время уроков от преподавателей ”, возможно, если бы такой метод нашёл себе значимое место сегодня, то он помог бы в решении некоторых проблем в воспитательной части).
“Его уважали и взрослые и дети. Он рос очень самостоятельным. В 1937 году забрали отца. Мать растерялась – без средств, без специальности, слабая, беспомощная женщина. Кое-как устроилась работать медсестрой. Виктор приносил домой всю стипендию, вечерами хлопотал по хозяйству, ночью иногда шёл работать грузчиком, утром бежал в техникум и учился отлично.
Ему завидовали. Жизнь его полна до краев. Любимое дело, основная страсть - радиотехника - прекрасно уживалась с любовью к поэзии, с увлечением фотографией, спортом, с чтением,… Он писал взволнованные стихи, стирал себе рубашки, пел, готовил обеды, по-братски опекал всех малышей во дворе, любил девчонку Аню, “воспитывал” соседа по квартире, озорника и непоседу Женьку, ходил на охоту, на рыбалку, рисовал…”.

 

И вот, уходит на защиту Родины. “Отвага, что любовь: ей нужно питаться надеждой”. И она питалась. Письма, отправляемые матери, яркие, чувственные, олицетворяли веру в победу, в то, что дома ждут родные, девушка Аня, веру в себя.
“Здравствуй, мама! От ран излечившись, на фронте я снова. Я снова почувствовал радость борьбы.… Да, я снова еду на фронт! Пока жив, здоров, весел. Пожалуйста, пиши мне подробно обо всём. Что есть от Георгия, дяди, бабушки? Как живёшь сама? Дай адрес хлопцам, пусть напишут, я буду очень рад весточке от них. Крепко целую, твой сын Виктор. 20 апреля 1942 г. ”.
“Здравствуй, милая мама! Получил твоё письмо и сразу же пишу ответ. Очень беспокоюсь о твоём здоровье. Недавно мне присвоили звание старшего сержанта. Это говорит о том, что я и мой экипаж работаем, не покладая рук, помогая громить тем самым гитлеровских захватчиков 24 августа 1942 г.”
А через неделю.… 30 августа политрук Петр Приходько пишет письмо, которое должно было принести в Архангельск, в дом № 26 по улице Розы Люксембург, печальную весть.
“Уважаемая тов. Давыдова! Сообщаем, что ваш сын, Давыдов Виктор Александрович, предоставленный нами к награде, вчера погиб геройской смертью в тяжелой схватке с гитлеровскими бандитами и похоронен на поле боя. Разделяем Ваше большое горе. Над могилой Виктора мы, его боевые товарищи, поклялись до конца мстить врагу. Память о Вашем сыне будет жить среди нас всегда”.

И посвящает ему стихотворение:

“Ну, что сказать, что к этому добавить?
Поступок сам сильнее всех речей.
Ты вовсе не хотел себя прославить.
Ты одного хотел – убить зверей.

Ты пал в бою, не сломленный бронёю.
Ты не погиб, ты будешь жить, как жил,
Как комсомолец, как бесстрашный воин,
Который перед боем говорил:

“Да, никогда герой не умирает.
Он лишь земле дыханье отдаёт”.
Ты будешь жить, пусть долго вспоминают.
Все люди имя славное твоё”.

Читая различные статьи, касающиеся его жизни, все больше складывался образ выдержанного выдающегося человека. Особенно затронули душу статьи из газет Северный Комсомолец (8 мая 1963 года статья опубликовала Л. Мельницкая) и Правды Севера за 16 декабря 1942 года.

 

Парень из нашего города.

Встречаться с этим парнем можно было везде. Виктор Давыдов отличный спортсмен, не пропускал ни одного физкультурного состязания, был завсегдатаем в стрелковом тире, в яхт-клубе. Он увлекался фотографией, шахматами, рыбной ловлей, писал незамысловатые стихи.
Почти всегда Виктор что-то насвистывал или напевал. Он минуты не мог находиться без дела, вечно куда-то спешил.
После длинного дня, проведённого в лабораториях техникума, на стадионе, в тире или на лыжах, Виктор укладывался в кровать и читал далеко за полночь. Мать укоризненно качала головой, просила не портить глаза, пробовала даже ворчать. Да разве с Виктором сладишь!
Стоял солнечный день, и очень не хотелось уходить с футбольного поля. Но это был последний день перед зачётом, и Виктор с друзьями, помня о старой русской пословице: “Делу - время, а потехе - час ”, направились домой. Спустя несколько минут. Виктор открывал дверь своей квартиры:
… - Германские войска вероломно нарушили нашу границу, - долетело из репродуктора.
Учащённо забилось сердце. Война. Фашисты. Гады.
Взволнованно прибежал Саша Мишуков, лучший друг Виктора, староста группы. Товарищи посмотрели друг другу в глаза и в один голос произнесли: - Едем!
В коридорах техникума уже толпились студенты.
Говорили мало и скупо. Но мысль была у всех одна: - Скорее на фронт!
Замечательно сдавали свой последний зачет выпускники 1941 года. Из 20 студентов 18 получили дипломы отличников, среди них Виктор Давыдов.
Через две недели перед Верой Александровной стоял стройный и подтянутый парень в шинели. Сын радостно протянул матери небольшую бумажку: “Виктор Александрович Данилов зачислен курсантом военного училища связи…”
В последний раз Виктор окинул взглядом небольшую комнату, где прошли счастливые дни юности. Он крепко, обеими руками обнял мать и, прощаясь, сильно её поцеловал.
На вокзале Виктор взглядом встретился с Сашей Мишуковым, с друзьями. Пришла и Аня. Хотелось сказать на прощанье любимой девушке что-то особенное, но он больно стиснул её руку и долго смотрел в глаза. Раздался звонок.
Поезд отошёл.
…Озверелые банды фашистов рвались к родной Москве. На помощь столице шли эшелоны добровольцев. В числе их был и сержант Давыдов.
Весёлый и остроумный Виктор быстро стал общим любимцем части. Особенно нравилось бойцам, когда Виктор пел под баян комсомольца Николая Беляева. Виктор и Николай крепко подружились. В бою их всегда видели рядом.
- Немедленно восстановить связь - отдан приказ.
Виктор и Николай поползли вперёд, припадая к земле. Свистели пули, взвизгом проносились снаряды. Порванный провод находился в нескольких метрах от немецкого окопа. Достигнув места аварии Николай и Виктор стали стягивать провод.
То и дело приходилось пригибаться к земле, спасаясь от пуль. Связь была восстановлена. Боевые товарищи уже поползли обратно, когда над самой головой Виктора раздался оглушительный взрыв. Очнулся Виктор в госпитале.
Нога заживала медленно. С каждым днём Виктор всё нетерпеливее ждал возвращения в строй. Наконец, через несколько месяцев Виктор стал двигаться с костылём, а ещё спустя некоторое время он уже был здоров. Перед отъездом из госпиталя Виктор писал домой: “Милая мама, снова еду на фронт. Буду драться с фашистами до конца. Этого требуют мои раны”.
…Шли жестокие бои. Часть занимала укреплённый рубеж. Немцы бросались в атаки, но их отбивали. В разгаре боя осколком снаряда перебило мачту радиостанции. От восстановления связи зависел исход борьбы. Под ураганным огнём Виктор выскочил из укрытия. Хотя был вечер, но от артиллерийского огня было светло как днём. Осколок мачты отлетел в сторону. Виктор опустился на колени и пополз. Зажав древко в руке, он направился к мачте. Руки двигались быстро, скрепляя мачту. Вскоре она была исправлена. За геройский поступок в этом бою начальник радиостанции старший сержант Давыдов был представлен к правительственной награде.
Спустя два дня после этого поступка, Виктор вызвался пойти в разведку.
- Как себя чувствуешь? – спросил его командир.
- Очень хорошо, как всегда, - улыбаясь, ответил Давыдов.
Разведка бесшумно двинулась вперёд. По утренней росе оставался след. Виктору вспоминалась охота на бороную дичь. Сейчас он шел на хищного зверя. Добрались до немецкого окопа, высмотрели местность, заприметили. Но неожиданно застрочил пулемёт. По обе стороны от Виктора упали бойцы. Упал и Виктор, хотя его ещё не тронула пуля. Он пополз, уже совсем недалеко были кусты, когда пуля пробила плечо. Виктор продолжал ползти вперёд, оставляя кровавые пятна. Пулемёт замолчал, но раздались дикие крики немецких солдат. Они, запинаясь, бежали к Виктору. Виктор отстреливался. После каждого выстрела кто-нибудь из бегущих падал. Но вот патроны расстреляны. Раненое плечо нестерпимо ныло. Немцев становилось больше.
Виктор перестал ползти. Затуманенные глаза прояснились. В них была железная решимость. Приподнявшись на одно колено, крепко зажав гранату, он сделал последнее усилие. Немцы были рядом, когда раздался оглушительный взрыв.
После боя близ кустов среди фашистских тел комсомольцы нашли своего боевого друга. Из кармана разорванной гимнастёрки Виктора Давыдова вынули окровавленный комсомольский билет. В нём сохранился обрывок бумажки.
Виктором было написано: “Умираю за то, чтобы жить на устах моего поколенья”.
Бойцы хорошо знали эти слова из стихотворения Виктора. И каждому хотелось сказать, что он, Виктор, не умер, что он, этот весёлый и храбрый парень вечно будет жить.
Спустя двадцать лет в Ломоносовском районе будут проходить соревнования на переходящий Кубок воина – героя Виктора Давыдова по футболу среди дворовых команд. Во двориках будут беззаботно бегать дети. Летопись войны имеет множество обличий. В размышлениях - о ком написать – начинаешь теряться, уходя всей душой в биографию одного человека, упускаешь другую не менее интересную. А сколько ещё таких великих людей из Архангельской области, прошедших испытания войной: воинов, тружеников тыла, партизан.
И вот она уходит вдаль времени, Великая Отечественная война. Но не уменьшается в памяти, как следовало бы по законам исторической ретроспективы. Напротив, растёт величие этой горестной вехи.
Создавая будущее, мы должны жить так, чтобы быть достойными своего прошлого.